Сейчас известно, что во время сна мозг не находится в полностью пассивном состоянии. Ночной сон обычно включает в себя 4-5 повторяющих друг друга циклов, состоящих из ряда фаз. Фазы различаются параметрами волн, излучаемых мозгом, биохимическими показателями, мышечной и сенсорной активностью, температурой тела и уровнем сознания. Происходит попеременная активация различных множеств нервных клеток: даже в стадии глубокого сна в активность оказываются вовлечёнными до 80% мозга. Хотя глубина и характер погружения в сон индивидуальны и изменяются с возрастом, общая картина примерно одинакова: циклы длятся примерно по 1,5 часа (точнее 70-110 мин.), фазы погружения в глубокий (медленный) сон и идентичные им фазы "всплытия" сменяются фазой парадоксального сна, она же фаза быстрых движений глаз (БДГ).

Фаза БДГ по характеру мозговой активности больше похоже на бодрствования, хотя и с некоторыми кардинальными отличиями. Пробуждние в этой фазе наиболее лёгкое и люди быстрее приходят в нормальное состояние. В американской лаборатории "Эксон слип" было даже разработано специальное устройство-будильник "СлипСмарт", включавшее браслет-детектер излучаемых мозгом волн и запрограммированное на срабатывание в последней наступившей фазе БДГ перед пробуждением.

Во время фазы БДГ (почти исключительно в ней) мы видим сновидения. Причём, судя по результатам обследования многих людей, сны видят все и практически каждую проведённую во сне ночь. Достаточно разбудить человека, когда на его ЭЭГ появится волны, характерные для БДГ, чтобы он смог рассказать об увиденном. Однако некоторые люди ошибочно считают, что совсем не видят снов.
"Сновидения фазы "быстрых движений глаз" забываются, если после них наступает другая фаза, продолжающаяся достаточно долго", - объясняет Аллен Рехтшаффен, бывший глава лаборатории исследований сна Чикагского университета. Лучше запоминаются сны, увиденные непосредственно перед пробуждением.
В среднем за ночь мы можем видеть 4-5 снов, длящихся в целом 1,5-2 часа. Если мы проживём 75 лет, это будет значить, что 6 лет нашей жизни мы провели в стране снов.

"We are such stuff
As dreams are made on; and our little life
Is rounded with a sleep"

William Shakespeare.

Мы созданы из вещества того же,
Что наши сны. И сном окружена
Вся наша маленькая жизнь.


(перевод М. Донского).


Зигмунд Фрейд некогда считал сновидения способом, с помощью которого можно частично реализовать вытесненные в подсознание желания, таким образом избежать застоев либидо - психической энергии. Сейчас развиваема точка зрения, согласно которой во сне могут быть сняты запреты на совместную актуализацию оппонентных элементов опыта и опробованы даже такие их сочетания и отношения, которые в реальности нарушили бы адаптивное поведение.
Для неспециалиста это может звучать туманно, но видимо речь идёт о сочетании несочетаемого, невозможном в повседневной жизни. Оппонентные элементы опыта - противоречивые впечатления, амбивалентные отношения и чувства. Подобная позиция более близка к взглядам швейцарского психолога Карла Юнга, который считал, что в ядре человеческой психики сплетены в парадоксальном синтезе представления о вещах, мыслимых на уровне рационального сознания как противоположные и несочетаемые, обладающие так называемым свойством энантиодромии. Теперь, полагаю, слова Шекспира могут читаться как настоящее прозрение.

Вообще фаза парадоксального сна вряд ли несёт на себе те восстановительные функции, которые связываются с медленными стадиями. Более определённо о фазе БДГ можно сказать следующее:
- у человека попадание в новую незнакомую обстановку повышает готовность к активному реагированию на окружение, усиливает т. н. ориентировочно-исследовательское поведение, при этом продолжительность быстрого сна снижается;
- в маниакальных состояниях, характеризующихся неупорядоченной, но высокой поисковой активностью, быстрый сон сокращается, иногда очень значительно (15-18 мин за ночь вместо 90-100мин);
- у животных на начальной стадии острого стресса, когда они активно ищут выход из ситуации, быстрый сон также сокращён;
- электрическое раздражение определённых зон мозга животного, вызывающее у него пассивно-оборонительное поведение, приводит и к увеличению продолжительности быстрого сна почти в двое;
- при депрессиях и невротической тревоге, механизм возникновения которых связан с отказом от поиска, быстрый сон наступает значительно быстрее (через 40 мин после начала засыпания, вместо 70-110 мин в норме);
- внезапно опоссум. Это немного похожее на крысу сумчатое животное всегда даёт на стресс нападения пассивно-оборонительную реакцию. И быстрый сон выражен у него особенно хорошо.

Основываясь на этих и других данных В. С. Ротенберг и В. В. Аршавский предположили, что в быстром сне происходит компенсация состояния отказа от поиска в бодрствовании; осуществляется поисковая активность. Только её проявления не выходят за пределы внутреннего, психического мира спящего.

Что ещё стоит здесь рассказать о сне?
С его недостатком связывают склонность к полноте. То самое нарушение содержания гормонов в крови, нарушение регуляции обмена веществ, снижение стрессоустойчивости - всё это прямо или косвенно способствует накоплению калорий.
Сон способствует лучшему запоминанию информации, переводу её из кратковременной в долговременную память. Дневной сон, к которому большинство клонит обычно во время послеобеденного спада, помогает поддерживать внимательность и активность в остальные часы, особенно при выполнении однообразной работы. А вот суточное бодрствование, недосып, субъективно даже легкопереносимый, серьёздно снижают скорость реакции, внимание и другие когнитивные показатели по сравнению с результатами, полученными с тем же тестируемым, но полностью выспавшимся.
К ещё более радикальным выводам склоняют исследования, проведённые на аплизии или "морском зайце" - моллюске, удобном для адептов нейронауки своими большими нервными клетками. Аплизия, как и люди, спит ночью и активна днём. При этом способна учиться в меру своих возможностей: например отличать съедобные приманки от несъедобных, приобретя соответствующий опыт. Но похоже, ночью у моллюска не активны гены, вырабатывающие белки долговременной памяти. Возможно, у людей ситуация обстоит не лучше.
По каким-то причинам отказ от сна в течении суток значительно улучшает состояние страдающих эндогенной депрессией. До тех пор, пока они не уснут снова.

В некоторых племенных культурах, далёких от западных устоев, не принято спать всю ночь напролёт: частые пробуждения и социальная активность укладываются в систему сна.
Возможно, было время, когда большинство европейцев бодрствовало глубокой ночью. Профессор истории Э. Роджер Экирх (Вирджинский политехнический институт) нашёл множество косвенных свидетельств того, что большинство европейцев разбивали ночной сон на две части: первый сон и второй (утренний) сон. Например, в средневековых медицинских трактатах можно найти рекомендации во время первого сна спать на правом боку, а во время второго - на левом, для лучшего пищеварения и удобства*. Эти части сна разделялись периодом тихого бодрствования, продолжавшегося час и более.
Многие животные тоже часто спят в несколько приёмов. Возможно, это более естественный способ организации сна. Наслаждались ли наши древние предки этой полуночной интерлюдией - противоположностью полуденной сиесты?
Эксперимент Томаса Вера (Национальный институт психиатрии США), кажется, способен положительно ответить на этот вопрос. Воспроизводя условия доисторической зимней ночи, волонтёры проводили в темноте 14 часов (с 6 вечера до 8 утра) без искусственных источников освещения в течении месяца. Первые несколько недель участники эксперимента неприрывно спали по 11 часов в сутки. Похоже, они компенсировали недосып. Однако затем их сон распался на две стадии: они засыпали на 4 часа (с 8 вечера до полуночи), затем просыпались в фазе быстрого сна, тихо бодрствовали в течении двух часов и снова засыпали на 4 часа, чтобы проснуться около 6 утра.
В ходе исследований было обнаружено, что организм волонтёров изменил своё функционирование: значительно возросла выработка мелатонина, который по некоторым данным может тормозить рост раковых клеток, и связанного со сном гормона роста. Период между двумя стадиями сна тоже был уникален по биохимическим показателям: резко возрастала выработка пролактина (этот гормон, обычно ассоциируемый с организмом кормящей женщины, на самом деле вырабатывается и у мужчин, и даже у животных, не имеющих системы лактации). Такая необычная эндокринологическая активность может быть связана с особым самосозерцательным состоянием, характерным для ночного бодрствования.
"Хочется думать, - пишет Вер, - что в доисторические времена такой распорядок перекидывал мостик между снами и реальной жизнью, который исчез, когда люди объединили фазы своего сна".
______________________________________________________________________________________________________________________________________

* - отец моей матери, полевой хирург, с её слов, советовал не спать ей на левом боку, чтобы не сдавливать грудную клетку со стороны сердца.